@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Что будет, если совместить невозможное? Мы не играем в утопии - мы не строим даже антиутопии.
Это игра в постмодерн - игра, состоящая из клочков, два из которых - столпы культуры двух разных веков. Это "мистика" (привет готической прозе, "Кармилле" и "Дракуле" - и продолжателям дела ля Фаню и Стокера, переложившим его на XX век, в первую очередь - в лице Лорел Гамильтон) и "научная фантастика" (а вот это здравствуй Филиппу Дику и Рэю Брэдберри, добавив к ним визуальный ряд из Ридли Скотта, Джорджа Лукаса и Люка Бессона).

Это Земля в XXV веке своего существования. Разобщенная, кое-где побитая взрывами от атомных бомб (но кого это интересует, если завтра в офис, а сегодня можно полететь в голокинотеатр на новый фильм от XXV Werefox?). Это Земля, живущая в двух временных промежутках - "дневном" и "ночном", чьи бесконечные офисные здания никогда не отключаются. В далеком 2007 в США легализовали вампиров - к 2475 никого вампирами уже не удивишь. Впрочем, кто знает, что там задумали эти боящиеся далекого Солнца кровососы?

В мире этой игры есть все - и одновременно нет ничего. Это как электронные стены гостиной пожарника Гая Монтэга - они покажут все, что угодно, стоит сделать ровно одно - захотеть. У жителей мира этой игры есть все по их возможностям - стоит только захотеть это использовать. Но там, за пределами "все", есть то, к чему никогда нельзя добраться - если ваша жизнь бесконечна, является ли она жизнью? А если, наоборот, сведена в четыре года?

Говорят, с марсианских конвееров IRA Inc. сошла новая, совершенно невиданная ранее, партия андроидов. Говорят, скоро война (а идет война?) закончится, и ученые снова возьмутся за разработку сверхсветового двигателя (а сигнал от отправленного 30 лет назад корабля они потеряли уже совсем?), Говорят, смогут "довести" солнечные лучи ниже верхних уровней - и загнать таки вампиров обратно в подземелья... Да мало ли что говорят в ГолоНете!

Земля, XXV. Вносите свои кусочки ткани в это лоскутное одеяло, чтобы оно стало таковым.

@темы: Masters words